Одиночество есть человек в квардате

original
Сергей Иванович нашел меня на просторах интернета. И когда записывался на прием, то сказал, что ему нужен именно экзистенциальный психолог. Спросил, читала ли я Хайдеггера? Так как то, что происходит с ним сейчас, может понять только человек, однажды пробравшийся сквозь текст «Бытие и время».

Он пришел на прием не с книгой философа, а со своим большим семейным альбомом из до цифровой эпохи. Знаете, такие старые семейные альбомы, обтянутые мягким светло-коричневым бархатом. И поэтому держать его в руках было приятно и немного щекотно от ворсинок. Всю внутренность альбома заполнили фотографии разного фасона и размера, аккуратно вставленные в уголки. И другие фотографии, которым не хватило места, и они были положены и зажаты просто так, между страниц.

Сергей Иванович сразу сказал, что у него нет ко мне какого-то особого запроса. Ему нужно просто поговорить. И немного смущаясь, начал показывать альбом, рассказывая о каждом, кого засняла камера. Там были его бабушки и дедушки, папа и мама, другая многочисленная родня, он маленький сначала в коляске с мамой, потом в детском садике с красным флажком на утреннике, в школе с друзьями, в институте, на работе и собственной свадьбе, жена, жена, жена и в самом конце снова он с маленькой дочкой.  (читать дальше…)

 

С разбитым сердцем можно жить

38699286Самые страшные и опасные вещи происходят незаметно. Эльза Петровна, имела дочь. И заботилась о ней. Все, как полагается: кормила, поила, обувала, одевала, водила в детский сад, а потом и в школу. И вместе с этим ежедневно, бережно и старательно передавала свой травматический опыт.

И Маше, ее дочери, ничего другого не оставалось, как покорно его принимать и прилежно учиться всем материнским урокам. Ведь мать для ребенка – это не только самое близкое, единственное существо во Вселенной, но еще и та точка отсчета, с которой начинается его жизнь, познание себя и мира, его особенностей и законов.

А мир у Эльзы Петровны был не добр. Так сложилось в ее жизни, что в детстве ей постоянно требовалось выживать. И даже когда условия в мире изменились на безопасные и даже очень благоприятные, Эльза Петровна этого не заметила. Не могла заметить. Так как сформированный защитный механизм, который позволил ей выжить, уже сам превратился в угрозу для жизни. Сам стал травматичным и опасным. И не только для ее, но и для Маши.

Эльза Петровна никому не доверяла. А эта позиция принципиального недоверия часто соседствует с другой – со скрытой или даже явной враждебностью к окружающим. Ведь в мире повсюду потенциальные враги и недоброжелатели. А если человек открыт и добр, то это лишь усиливало подозрительность Эльзы Петровны, которая считала, что другой хорошо замаскировался. И его действия и даже улыбки трактовались только, как враждебные выпады или презрительные насмешки. (читать дальше…)

 

Секреты хорошего дня

148204122950028296Жила была одна дама, которая уже давно заметила, что в ее жизни есть плохие и хорошие дни.

В плохие дни она встречала хама в маршрутке или магазине. В плохой день у нее ломался зонт, когда на улице лил дождь. В плохой день она попадала в обеденный перерыв , или нужного ей человека не оказывалось, так как он до вечера уехал в местную командировку. И теперь решить ее вопрос можно было даже не завтра, а только на следующей неделе. В такие дни платьев ее размера не было, так как их кто-то успел купить сегодня утром. Кто вообще ходит утром за платьями? В плохие дни она забывала купить себе кофе или молоко к кофе, пакетики для мусора или другую очень важную для нее ерунду.

Но были и хорошие дни, когда у нее все получалось: прохожие и продавцы отчего-то были милы, и хуже того – делали нашей даме комплименты. В хороший день в учреждениях пропадали очереди в нужный ей кабинет, а если и были, то люди в них были чрезвычайно интересными собеседниками. И человек всегда был на месте, словно местных командировок, как феномена, не бывает. И вопрос решался без проволочек, прямо здесь и сейчас. А в магазине висели платья ее размера, цвета и фасона. (читать дальше…)