Если ваш ребенок ревнует

Когда речь заходит о детской ревности, родители чаще всего испытывают сложные чувства. Может, потому, что ревность представляется им частью сугубо взрослого мира? Но на самом деле дети — те же люди, только маленькие…

Сколько ни говори, что ревность — чувство нехорошее и до добра не доводит, она не оставляет человечество. Едва ли найдется на Земле человек, время от времени не ревнующий. И как ни жалко несчастную Дездемону, мы все-таки и Отелло вполне понимаем, хотя, конечно, убивать — это уж чересчур. Что же это за штука такая — ревность? Словарь С.И.Ожегова говорит: «Мучительное сомнение в чьей-нибудь верности и любви». Как ни самонадеянно тягаться с классиками, определение это не вызывает ощущения полноты и согласия. В нем присутствуют ревнующий и тот, кого ревнуют, но нет того, к кому или к чему ревнуют. Да и всегда ли сомнение действительно описывает ревность, в которой и обида, и гнев, и подозрительность. Сомнение ведь результат работы рассудка, а в ревности клокочут эмоции. В чем-то она похожа на бред — не поддается переубеждению словами. Ревность никогда не живет в одном человеке, но всегда поселяется в человеческих отношениях. Короче говоря, все обстоит не так просто, как в поучительных историях, словарях и анекдотах. И особенно запутанно — когда речь заходит о ребенке.

Сигнал SOS

Как-то ко мне в кабинет привели 4-летнего «преступника», несколько раз пытавшегося задушить подушкой 2-месячного брата. Последний раз это ему почти удалось — и вот он на приеме. Пытаюсь с ним поиграть — да нет, он не агрессивен. Скорее даже несколько подавлен и застенчив… Меняю игру — появляются медведи-родители, медвежонок. Все в порядке. Пытаюсь ввести в игру еще одного медвежонка — маленького: он мгновенно летит в угол. Родители говорят: «Вот-вот!» Они, с одной стороны, в отчаянии, а с другой — уже откровенно злы на этого неуемного агрессора. Но откуда столько злости?

Беременность вторым ребенком у матери протекала нелегко, и первенца отправили к бабушке. Все шесть месяцев он страшно скучал — это была его первая долгая разлука с родителями. А по возвращении нашел дома какое-то существо, к которому приковано внимание родителей, ранее безраздельно принадлежавшее ему. Ага, значит, этот мелкий и есть причина всех его несчастий. Вот он и разбирался как мог, пытаясь восстановить свое статус-кво. За первую же попытку, когда он сильно оттолкнул братишку, ему влетело, что еще больше укрепило мальчика в догадке о виновнике и в стремлении избавиться от него.

Из множества известных мне случаев детской ревности я выбрал именно этот из-за его предельности. Обычно же дело ограничивается борьбой за внимание родителей и нелюбовью к младшему. Одни дети становятся плаксивы и подавленны, другие «ударяются» в истерики, третьи вдруг как бы возвращаются назад в развитии, на четвертых обрушиваются невесть откуда взявшиеся хвори и так далее. Но что бы они ни делали, они пытаются своим поведением «крикнуть»: «Я боюсь, что вы меня разлюбите! Будьте внимательны ко мне! Любите меня!»

Без вины виноватые

Даже если немое послание ребенка услышано, принято, грамотно ответить на вопрос: «Что делать?» — бывает нелегко. Сложности момента, склонность «бороться с плохим» в ребенке заставляют поступать иначе. И тогда в ход идет педагогическое оружие-порицание, наказание, выговор: «Хорошие дети так не делают! Не хватай — это не кукла!» (репертуар, хорошо знакомый многим по собственному опыту). А он бы и рад — да не может. И тяжелая педагогическая артиллерия либо лупит в молоко, либо бьет по своим: ребенок воспринимает все это как дополнительные знаки отдаления. Между тем секрет успеха в другом: не только не уменьшить, но и повысить дозы знаков внимания и любви, получаемых ребенком.

С настоящей агрессией, конечно, сложнее. Первый-второй раз можно объяснить вещи, понятные и малышу: «Мы очень хотели маленького — так же, как и тебя когда-то. Когда тебе или ему больно — больно и нам». Если же это не срабатывает, агрессия должна быть наказана. Но — будьте осторожны и внимательны! Наказываться должно каждое проявление агрессии, вырастающее из ревности. Наказание не должно быть ни чрезмерным, ни злым. Оно не должно быть слишком долгим, чтобы ребенок не начал воспринимать его — как свидетельство нелюбви. Оно должно быть не лишением любви, а лишь заметным для ребенка ее уменьшением. Наказание должно быть снято наложившим его, после чего продолжается нормальная жизнь.

Родителям важно быть едиными в этом воспитательном процессе, но еще важнее избегать «нападения» на ребенка вдвоем или «доносов» друг другу на ребенка. Свой прожиточный минимум любви и внимания малыш должен иметь, несмотря ни на что, а вот увеличение этих порций будет зависеть от его поведения. Слова тут частенько даже мешают — они могут быть восприняты и поняты превратно, а вот язык эмоций и, может, самый убедительный — язык тела ребенок чувствует очень точно. Совсем нетрудно, взяв на руки младшего, погладить одновременно старшего. Поиграть, покувыркаться — подурачиться всем вместе. А ребенок тем временем учится получать нужное ему, не отталкивая другого. Очень неплохо говорить от первого лица: «Знаешь, я так огорчена! Он такой маленький и беспомощный, что я готова заплакать». Ребенок без единого сказанного плохого слова о нем получает очень точную и открытую информацию о настоящих чувствах матери или отца. И будьте уверены — он постарается с этим считаться.

P.S. Предупреждать детскую ревность легче, чем бороться с ней. Решив обзавестись вторым, поговорите об этом со старшим ребенком. Удачнее всего сделать это в тот момент, когда он спрашивает о братике или сестричке или перед его глазами есть живой пример другой семьи. Это уже вопрос вашего искусства — поговорить с ним тогда и так, чтобы вместо категорического «нет» получить от ребенка искреннее «да». А после этого он включается в процесс вынашивания, помогает маме, знаете ее встречах с врачом. Малыш участвует в подготовке места в доме и придан ого для нового члена семьи — он может и поделиться чем-то (добровольно!), но только не должен чего-то лишаться. Когда дитя в утробе начнет шевелиться, дайте старшему  возможность положить руку на живот и почувствовать его движение. Он будет удивлен и, может быть, даже слегка испуган — успокойте, расскажите, как шевелился он и как вы были этому рады. Потом он начнет бегать к вам и проверять — как там малыш. Вот он и включился в эмоциоиальнос вынашивание, так что будущий ребенок — в некотором смысле уже и его ребенок. Мне не удалось в своей практике встретить ни одной семьи, и которой при такой подготовке возникала бы детская ревность. А вы можете попробовать и убедитесь в этом сами.

•Воспользуйтесь способом «вместе». Делайте вое необходимое по уходу за малышом, вовлекая в свои действия старшего ребенка. Это позволит вам уделять первенцу больше любви, но не потребует от вас дополнительного времени.

•Доверяйте малыша старшему хоть ненадолго, а если очень боитесь за кроху — просто контролируйте его незаметно. Тем самым выдадите ему возможность гордиться своей взрослой ролью.

•Вместе с новой погремушкой для одного купите хоть какую-нибудь мелочь для другого. Это не значит, что теперь ваш бюджет придется постоянно «перекраивать» — просто старшему ребенку необходимо дополнительное время на привыкание к новым правилам жизни.

•Не забывайте представлять первого ребенка как активного члена семьи — «А сейчас мы проводим нашего старшего братика в детский сад» Таких возможностей миллион, а при этом ревнивец почувствует, что к нему относятся уважительно.

•Проявления нелюбви к «новому родственнику бывают очень изобретательны. Тем не менее, попробуйте не обращать на них внимания — и они будут вытесняться растущими положительными чувствами. Стоя перед выбором — как завоевать ваше внимание, ребенок сам найдет то поведение, которое будет вознаграждаться.

Виктор Каган, доктор мед. наук, психотерапевт

Опубликовано под рубрикой: Психология отношенийКомментариев 0
 

Поделиться ссылкой на эту статью с друзьями

 

Комментариев нет »

Комментариев нет.

RSS-лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: