Насилие в семье. Почему она не уйдет

Когда заходит речь о насилии со стороны партнера, и жертва, и ее защитники сталкиваются со снисходительным осуждением: «Почему бы ей просто не уйти?» То, что жертва насилия остается в отношениях, иногда годами, терпя нарастающую жестокость и издевательства, вменяется в вину ей же, когда она все-таки пытается обратиться за помощью, или хотя бы заговорить о своих проблемах, чтобы найти выход.

Предлагаем вашему вниманию расширенный перевод текста «Почему она не уйдет»(«Why does she stay with that jerk?»). Его автор, Холли (Клифф) Первокраси, работает медсестрой скорой помощи в Бостоне и ведет популярный феминистический блог. В своей работе она регулярно сталкивается с жертвами насилия со стороны партнера, и многие из них не хотят подавать заявление по поводу побоев, лгут врачам о том, откуда у них синяки и сломанные кости, придумывают объяснения в духе «я стукнулся о дверь» или «я упала с лестницы». Сначала Холли злилась на них и не могла понять, почему они просто не уйдут от насильника – вопрос, который регулярно задают жертвам домашнего насилия. Со временем, в результате многих разговоров с жертвами и с теми, кто пытается им помочь, она собрала большой (и все равно неполный) список причин и объяснений.

В этом списке она специально описывала разные сочетания пола/гендера участников событий, чтобы продемонстрировать, что домашнее насилие возможно не только тогда, когда мужчина бьет женщину – хотя эти ситуации возникают чаще всего, но другие варианты тоже изобилуют, однако их рассматривают с еще большим недоверием и игнорируют еще чаще, чем «традиционное» насилие.

1. Я не хочу умереть
Муж сказал ей, что если она попытается уйти, он ее убьет, и она ему поверила. (Вполне вероятно, что она права.) Как только он пронюхает, где она остановилась – а он наверняка это узнает: от друга, который хочет как лучше, или через правоохранительную систему, или в результате упорного преследования, или даже случайно – он придет к ней и сделает с ней что-то очень, очень плохое. Оставаться с ним ужасно, но по крайней мере, она жива. Она верит, что если уйдет, то ничто не защитит ее от мести.

2. Без нее я умру
Он живет в квартире своей девушки. Он не работает или работает за гроши, у него нет ни хорошего образования, ни приличного опыта работы в резюме. У него нет друзей, кроме нее. Он дошел до того, что не знает, как достать еду без ее помощи, не говоря уж о решении всех остальных жизненных проблем. Оставляя ее, он оставит все, что у него есть – она уничтожит все его вещи, будет преследовать его, так что он не сможет сохранить работу, даже убьет его домашних животных. Он совершенно уверен, что если уйдет, то окажется на улице.

3. Без меня он умрет
Ее парень живет в ее квартире. Он не работает или работает за гроши. Похоже, что он не знает, как достать еду без ее помощи, не говоря уж о решении всех остальных жизненных проблем. Он говорит, что без нее окажется на улице, может быть, даже покончит с собой, если она его бросит. Она просто не может взять на себя ответственность за такое; хотя он и бьет ее, она все равно не может позволить себе испортить ему жизнь или убить его.

4. А как же дети?
Сейчас она защищает детей от мужа. Он выплескивает на нее свой гнев, но дети от него защищены, и она старается дать им все, что может в данных обстоятельствах. Она сомневается, что если уйдет от мужа, то получит полную опеку над детьми, и тем более, вряд ли получит ее сразу. А если дети останутся с ним наедине, с ними случится что-то плохое. Он причинит им вред, или настроит их против матери, или заберет их, и она их больше никогда не увидит. Ее дети – вся ее жизнь, и ей невыносима мысль о том, что произойдет что-нибудь подобное.

5. Я уже пытался, но получилось только хуже
Это уже было. В прошлый раз он вызвал полицию, пожаловался на мужа, ушел из дома. Полиция не нашла достаточно доказательств, а когда он вернулся за вещами, его муж… извинялся со слезами, как ни странно. Каким-то образом муж уговорил его остаться, не забирать вещи. Время наказания настало позже, когда он уже более-менее решил, что останется, и наказание было ужасным. Но он боится, что если попытается уйти, то все повторится снова.

6. Я попросил помощи, и меня оттолкнули
С трудом набравшись храбрости, с трясущимися руками, из последних сил он рассказал человеку, которого считал заслуживающим доверия, что делает с ним жена. В ответ ему посоветовали посмотреть на ситуацию с ее точки зрения, не использовать такие громкие слова, как «избиение» или «насилие», и разбираться со своими проблемами самостоятельно, а не выносить сор из избы. Он знает, что если снова попросит помощи, в ответ получит то же самое. Ему повезло, что про тот раз она не узнала, и он считает, что не стоит снова рисковать.

7. Если я обращусь в полицию, проблемы будут у меня
Она проститутка и к тому же приторговывает наркотиками. У нее есть оружие, и она живет там, где жить ей не положено. Она вообще не должна находиться в этой стране. Ее образ жизни настолько далек от закона, что любое внимание полиции, скорее всего, приведет к тому, что она сама окажется в тюрьме, так что она не станет жаловаться полицейским на то, что ее избивает ее девушка.

8. Убежать? Позвать полицию? Да я чихнуть не могу без его разрешения!

Ее бойфренд контролирует каждую секунду ее времени, каждое ее движение. Когда они не вместе, она обязана ему звонить и постоянно отчитываться, когда она выходит из дома, то должна сообщать, куда идет, как надолго, зачем; ей даже думать не позволяется без того, чтобы поделиться своими мыслями с ним и получить его одобрение. И он подкрепляет эти правила тем, что читает ее почту, слушает ее разговоры по телефону, неожиданно приходит к ней на работу или на ее встречи с друзьями (если ей позволено иметь своих друзей). Когда ей не дозволяется такой маленький бунт, как использование не того слова, восстать против него по-настоящему кажется невозможным. Она считает, что он заметит, даже если она просто подумает об этом.

9. Если бы все было так плохо, кто-нибудь что-нибудь сделал бы
Все знают, что происходит в его жизни. Его друзья видели, как его ударила девушка; его родители слышали, как он говорит о самых разных вещах: «Я не могу, она мне не разрешает»; соседи слышали грохот и крики, раздающиеся, когда она разражается гневом. Он знает, что все и так уже все знают, и ничего не предпринимают по этому поводу. Так зачем им говорить? Что это изменит? Очевидно, они уже решили, что все не так плохо, чтобы обращаться в полицию.

10. Он считает это шуткой, значит, и мне надо посмеяться
Его парень выставляет то, что бьет его, шуткой, громко хохочет и ожидает, что жертва тоже станет смеяться. Раздувать скандал из такого рода насилия – значит демонстрировать отсутствие чувства юмора, а у него есть чувство юмора, правда? Даже когда вся соль шутки в том, что «ха-ха-ха, тебе больно!». И как обращаться в полицию с историей про то, что «мой парень надо мной подшутил»? Полиция не арестовывает за шутки.

11. Я боюсь ранить ее чувства
Насилие превратило ее в телепатку. Годы безуспешных попыток удовлетворить свою девушку, чтобы не случилось ничего плохого, научили ее тонко отслеживать все переменчивые эмоции. Чуть ее девушка хмурится – и она торопится ласкаться и утешать ее; чуть у девушки поднялось настроение – и она готова устроить праздник. Она так привыкла улавливать чувства своей девушки и подстраивать под них свои собственные, что ей кажется невыносимым сделать что-то, что всерьез заденет девушку. Одна мысль о том, чтобы разбираться с таким сильным гневом – когда даже легкая злость в их доме превращается в трагедию – приводит ее в ужас.

12. Мне так стыдно, что я ему это позволила
Он издевается на ней много лет. Она не считает себя забитой жертвой; она умная женщина, производящая впечатление независимости, возможно, даже называет себя феминисткой. Заявить после этого, что все это время он ее избивал, кажется глупым. Все будут спрашивать «так почему ты с ним оставалась?», а ей не найдется, что ответить. Она всем рассказывает, что у нее прекрасные отношения, образец хорошей коммуникации и взаимного уважения, и чем дольше она поддерживает эту иллюзию, тем труднее сказать не только «я забитая жертва», но и «я забитая жертва, которая вам лгала».

13. Я научился жить по ее правилам
Он уже выучил все правила. Пока он обращается со своей женой идеально вежливо и ласково, пока к ее приходу готов ужин, пока он соглашается на секс, когда она того хочет, и предоставляет ей принятие решений, все в порядке. Он чувствует себя в безопасности, пока «ведет себя хорошо». Так что ему кажется, что в их отношениях все в порядке, потому что ничего плохого не происходит, пока он делает все, как она сказала.

14. Мы аутсайдеры, никому нет дела до наших проблем
Пара лесбиянок, одна из которых трансгендер, и обе увлекаются БДСМ. Ей трудно просто объяснить «органам», что их отношения существуют; как же тогда донести до них мысль, что в этих отношениях что-то не так? Она переняла достаточно предрассудков окружающего ее общества, чтобы считать, что отчасти сама виновата, раз оказалась в таких странных отношениях, и убеждена, что никому нет дела до проблем такой странной особы.

15. После всего, что он сделал для меня, неудачницы?
Ее муж так с ней натерпелся. Не того, что описано в номере 13, а по-настоящему плохого. Он помог ей выплатить ужасные долги по кредитам. Он оставался с ней даже тогда, когда ее уволили с работы, выгнали с учебы; он даже внес за нее залог, когда она натворила глупостей и оказалась под арестом. Можно ли его винить, если время от времени у него заканчивается терпение? Она считает, что с ней действительно очень трудно ужиться, она заслуживает наказание за все свои промахи, и должна быть благодарна уже за то, что он ее все еще терпит. Как он ей напоминает каждый раз, когда она его доводит – кто еще ее полюбит?

16. Она очень милая… почти всегда
Ее жена милая и ласковая. Она любит романтику с цветами и конфетами, верит в истинную любовь, в любовь с первого взгляда, она обращается с ней как с принцессой. Только вот время от времени в отношениях возникает напряжение, и происходит нечто плохое. Очень плохое. Ее жена становится не похожа на себя, просто взрывается. Но потом она приносит извинения, еще нежнее и ласковее прежнего, и все снова становится хорошо. Может быть, это был единственный раз. Ладно, два раза. Или три? Может быть, этот раз был последним, и теперь она снова станет прежней чудесной женщиной. Сейчас-то она снова ласковая, и как от нее уйти?

17. В нашей общине так не поступают
В ее культуре муж – глава дома, и все делают то, что он велит. Он имеет право бить жену, если считает это необходимым. Развод запрещен. Хорошие жены не уходят от мужей; хорошие жены делают все, чтобы муж был счастлив. Она считает, что если пойдет против мужа, то пойдет против всей своей культуры, а этого она сделать не может. Община ее не поддержит, она окажется предателем своего народа.

18. На самом деле это я ее мучаю
Когда она срывается, то не говорит парню «я тебя ненавижу», наоборот – «ты меня ненавидишь». Она говорит, что это он делает ей больно, что она так поступает потому, что больше не может терпеть его издевательства, и он ей верит. Он отчаянно пытается вести себя правильно, обращаться с ней так, как она заслуживает, но все время что-то делает не так. Часто, когда она кричит на него, он кричит в ответ – иногда даже бьет в ответ – и потому еще больше уверен, что он-то и является настоящим насильником в семье.

19. Все не так плохо
Она твердо убеждена, что настоящее насилие – это когда тебя бьют кулаком, а муж просто отвесил ей пощечину открытой рукой. Настоящее насилие – это когда тебя бьют, а он просто кричит на нее, пока она не расплачется, а потом кричит, чтобы она перестала плакать. Настоящее насилие – это когда тебя насилуют, а он всегда заставляет ее сказать «да», прежде чем заняться с ней сексом, даже когда ей этого не хочется. Она понимает, что в их отношениях что-то не так, но не может назвать это «настоящим насилием», и поэтому не может реагировать на происходящее как на настоящее насилие.

20. В отношениях всегда так, разве нет?
Отношения ее родителей состояли из постоянной драмы и насилия. Ее отношения с родителями были такими же. Парень, с которым она встречалась в школе, ее бил, а парень, с которым она встречалась в колледже, заставлял ее заниматься сексом, когда она этого не хотела. Она полагает, что за закрытыми дверями все отношения выглядят точно так же. Ее интересует только то, как заставить ее полные насилия отношения работать наилучшим образом; хотя умом она понимает, но в глубине души не верит, что существуют отношения без насилия, по крайней мере, не для нее.

В комментариях к этому посту многие читатели делились своими историями, и добавляли собственные варианты причин поддерживать отношения. Несколько из них:

21. Я останусь совсем одна
Она боится потерять все социальные связи, когда уйдет. Она недавно переехала в этот город, и все ее контакты шли через него. Он познакомил ее с друзьями, и она знает, что если решится уйти, он будет рассказывать о ней такие же гадости, как о всех своих бывших. И что у нее тогда останется? Все дорогие ей люди дружат с ним дольше, чем с ней, и немедленно от нее откажутся, стоит ему сказать лишь слово. А тогда она останется одна, и потеряет все, что было у нее в жизни хорошего.

22. Мы живем как в сказке
Они построили вместе свой маленький мир, с собственными правилами, собственными символами, собственным тайным языком, который знают только они двое. Сначала все казалось идеальным, сказочной любовью. Их единственный шанс на настоящую любовь. Единственный человек, который ее понимает. А когда все начало разваливаться, когда стали видны трещины и очевидна ложь, она не смогла отказаться от идеала, который как будто видела в начале. Он окружил ее иллюзиями, и уже неважно, что он делает, все равно это лучше реальности. Реальность жестока и скучна, там нет для нее места, потому что она не выживет в будничном мире. Поэтому она остается, ведь если она уйдет, то мир, в котором она живет, закончится.

23. Она тоже была жертвой
Она с самого начала рассказала ему всю свою трагическую историю. Ее родители манипулировали ей с помощью эмоционального шантажа. Ее первый муж, к которому она от них сбежала, распускал руки. Она честно предупреждала, что не умеет строить нормальные отношения. Он все равно решил попробовать. И если она все время треплет ему нервы, а когда он не ведется на ее манипуляции, пускает в ход кулаки – что он может сделать? Когда он пытается уйти, она заливается слезами и говорит, что так и знала. И он решает – надо проявить еще немного терпения, она ведь не виновата.

Есть еще немало распространенных объяснений. Например, крайне популярна, особенно в семьях с «традиционным» укладом или в обществах, которые его активно поддерживают, причина «детям нужен отец» — неважно, какой, но он у детей должен быть, даже если они при этом вынуждены наблюдать регулярные избиения матери. Есть убеждение, что домашнее насилие свойственно только людям из низшего класса или из сельской местности, и люди более высокого класса, или относящие себя к представителям интеллигенции, или городские, не хотят признавать, что в их отношениях происходит нечто подобное. Мужчинам-жертвам насилия стыдно признаваться в этом, потому что это подрывает их «мужественность».

Стоит подчеркнуть, что значительная часть причин, по которым люди остаются в насильственных отношениях, связана с гендерными стереотипами, или является результатом определенной динамики, которую гендерные стереотипы поддерживают.

Однако самое главное – то, что по какой бы причине жертва не оставалась в насильственных отношениях, это не потому, что она глупая и слабая. Эти причины сложные, взаимосвязанные, и всегда весомые для самой жертвы. Разрыв отношений, какими бы ужасными они ни были, все равно означает для нее огромные потери, и это большой шаг, на который нужно решиться.

Особенно трудно делать такой шаг в одиночку, а жертвы насилия обычно ощущают себя совершенно одинокими, лишенными всякой поддержки в своей крайне сложной ситуации. Очень часто это результат деятельности насильника – с самого начала отношений он постепенно, незаметно лишает жертву «сети безопасности», подрывает ее уверенность в себе и веру в поддержку других людей, делает все, чтобы она оказалась в изоляции, наедине с ним. В то же время жертва знает, что, рассказав о своей проблеме, с большой вероятностью сама подвергнется осуждению — в нашей культуре широко распространен подход «сама дура виновата», наравне с «бьет – значит любит» и «не выноси сор из избы». Поэтому многие продолжают терпеть, иногда на протяжении всей жизни.

Не осуждать – главный совет, который дают тем, кто хочет помочь жертве насилия. Ни в коем случае не осуждать ее поступки и решения. Все, что ей нужно – поддержка, заверение в том, что она не заслужила насилия, и что происходящее с ней – не ее вина. Даже если она пока решает остаться, не стоит ее упрекать. У нее есть на это причины, и пока они перевешивают риск, по крайней мере, в ее глазах. Ей нужно время, чтобы принять решение и начать действовать.

В то же время нужно дать ей понять, что ей есть где получить помощь. Предложить свою помощь, место, где она сможет жить, когда уйдет, деньги; а если это невозможно, то помочь ей связаться с кризисными центрами, которые в России постепенно появляются.

P.S.: Контакты одного из российских кризисных центров, которыми можно воспользоваться, если описанное в статье касается вас или кого-то из ваших близких:

Национальный центр по предотвращению насилия «Анна»

www.anna-center.ru

Всероссийский телефон доверия

8 800 7000 600

с 09.00 до 21.00 – бесплатные звонки для всех регионов со всех телефонов, включая мобильные.

Источник: http://www.chaskor.ru/article/pochemu_ona_ne_ujdet_28549 и pervocracy.blogspot.com

 

Поделиться ссылкой на эту статью с друзьями

 

Комментариев нет »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URL

Leave a comment

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: