Давай, с тобой попробуем

Сейчас вдруг ловлю себя на том, что мне очень хочется и важно сохранить близость с теми людьми, которые еще остаются в моей жизни. Они живы и остаются рядом со мной. Да, пусть даже в другом городе, стране…

И вместе с тем, это те люди, родные и друзья, с которыми я могу как-то поговорить. В любой форме.

Тут форма как-то становится не очень важной.

Что я говорю?

И что я слышу?

— Как ты себя чувствуешь в своей жизни?

— Умеешь ли ты себя беречь?

— Могу ли я тебе чем-то помочь, чтобы ты себя берег лучше? Что я могу сделать для этого? Что я могу сделать для тебя? Как я могу позаботиться о тебе?

— Мне важно беречь тебя, и чтобы ты мог беречь себя!

— Береги себя, слышишь?

И тут конечно, могут последовать встречные вопросы:

— Зачем мне беречь себя?

— Что для тебя моя жизнь? Неужели она для тебя имеет какую-то ценность?

(читать дальше…)

 

Каково это страдать от ПТСР?

Мария. Сколько она себя помнила, то задачей каждого ее дня становилось выживание. Каждый день Мария боролась за свою жизнь. Только начинался день, любой ее день, и цель «выжить» тут же актуализировалась. Сама собой. По-другому никогда не было в ее жизни.

Марии давно диагностировали посттравматическое стрессовое расстройство. И она жила в постоянных импульсах между «Бей», «Беги» или «Замри». Четвертого не дано, когда твой продолговатый мозг слишком активен.

Ей почти каждую ночь снились кошмары, и да, были проблемы со сном. Большие проблемы, которые не давали днем сохранять ту активность, что требовала от нее жизнь.

И Мария то покрывалась холодным потом, то ее кидало в жар. Уровень сахара в крови часто падал. Вслед за ним часто падала в обмороки и она.

И при этом одновременно ее тело постоянно было напряжено. Она уже не замечала всегда сжатые до боли челюсти и поднятые, развернутые вперед плечи.

Для Марии в каждом дне всегда происходило слишком много. Много людей. Много звонков. Много сообщений. Много задач и проблем. Много того, что требовало от нее чувственного отклика. И да, любое количество становилось каждый раз слишком, так как при ПТСР нарушена сенсорная обработка. Звуки, запахи, другие люди, движущиеся и даже неподвижные объекты все могло стать для нее слишком до тошноты. Эта избыточная сенсорная информация нарушала, искажала мышление, посылая сигналы в продолговатый мозг, который снова и снова без устали давал команды или «Бей», или «Беги», или «Замри» (читать дальше…)

 

И все равно будешь жить

depositphotos_13616762-stock-photo-watercolor-painting-autumn-girl-inОктябрь — время осенних конференций. Ну, а где конференции, там продаются книги. И вот одна из них. Ее написала дорогая для меня коллега. Она написала ее под псевдонимом Берты Ландау.

В книге много ценного. В том числе в ней есть слова одного древнего поэта Джалаладдина Руми:

» Бог говорит: «Кого бы ты не полюбил сильнее меня, того я заберу у тебя…» И еще: «Не говори: не проживу без него — Я сделаю так, что проживешь. Сменится время года, ветки деревьев, некогда дававшие тень, высохнут, терпение иссякнет, та любовь, что ты считал искренней, покинет тебя, ты будешь в замешательстве.

Твой друг обернется врагом, а враг вдруг станет другом — вот таков этот странным мир. Все, что ты считал невозможным, осуществится…»

«Не упаду», — скажешь и упадешь.

«Не ошибусь», — и ошибешься.

И самое странное в этом мире: «Это конец», — скажешь и все равно будешь жить!»

Опубликовано под рубрикой: Коллеги пишутКомментариев 0
 
12