Каково это страдать от ПТСР?

Мария. Сколько она себя помнила, то задачей каждого ее дня становилось выживание. Каждый день Мария боролась за свою жизнь. Только начинался день, любой ее день, и цель «выжить» тут же актуализировалась. Сама собой. По-другому никогда не было в ее жизни.

Марии давно диагностировали посттравматическое стрессовое расстройство. И она жила в постоянных импульсах между «Бей», «Беги» или «Замри». Четвертого не дано, когда твой продолговатый мозг слишком активен.

Ей почти каждую ночь снились кошмары, и да, были проблемы со сном. Большие проблемы, которые не давали днем сохранять ту активность, что требовала от нее жизнь.

И Мария то покрывалась холодным потом, то ее кидало в жар. Уровень сахара в крови часто падал. Вслед за ним часто падала в обмороки и она.

И при этом одновременно ее тело постоянно было напряжено. Она уже не замечала всегда сжатые до боли челюсти и поднятые, развернутые вперед плечи.

Для Марии в каждом дне всегда происходило слишком много. Много людей. Много звонков. Много сообщений. Много задач и проблем. Много того, что требовало от нее чувственного отклика. И да, любое количество становилось каждый раз слишком, так как при ПТСР нарушена сенсорная обработка. Звуки, запахи, другие люди, движущиеся и даже неподвижные объекты все могло стать для нее слишком до тошноты. Эта избыточная сенсорная информация нарушала, искажала мышление, посылая сигналы в продолговатый мозг, который снова и снова без устали давал команды или «Бей», или «Беги», или «Замри» (читать дальше…)

 

Углы губ в улыбке пропорциональны степени свободы

В жизни случаются ситуации, когда кто-то превосходящий вас в силе, степени влияния, самоуверенности говорит, что вам нужно делать или как думать. И тут можно легко почувствовать себя жертвой, заложником, можно потерять свою собственную активность. Может показаться, что единственным вариантом остается только обидеться и молча согласиться со всеми его требованиями.

Да, так бывает, что человек не в силах изменить ситуацию, но есть вариант, который никто не может у вас отобрать – это ваше отношение к происходящему, вашу интерпретацию события, ваше решение как отвечать на эту ситуацию, как проживать ее.

И жизнь постоянно подтверждает мне это, когда я вдохновляюсь примерами детей. На днях в полишкином детском садике из уст одного папы услышала историю. Он забирал ее после работы. Был сильно измотан в этот день. Устал.

У дочери было прекрасное настроение, она играла с ребятами в пятнашки и еще не отошла от игры. И сев на заднее сидение в машину, начала подпрыгивать.

Отец не сдержался и рявкнул: «Прекрати немедленно! Это опасно! Хватит подпрыгивать. Что с тобой? Сиди спокойно!»

Дочь конечно подчинилась.

А на светофоре мужчина вдруг обернулся к дочери и увидел, что та сидит и улыбается. Отец не понял ее улыбку и попросил объяснить свой смех. Девочка сказала: «Папа ты можешь заставить меня сидеть спокойно, но я продолжаю подпрыгивать внутри себя!».

Другие люди, обстоятельства жизни могут быть гораздо сильнее и  заставить «сидеть тихо», «запереть в комнате»…., но никто не может отобрать внутреннюю свободу человека, его возможность решать – как он будет проживать эти обстоятельства. И эта возможность помогает возвратить и укрепить личную силу человека, его активность.

Уходя из садика, я поразилась, что даже настолько маленькая девочка может прийти к своей внутренней свободе. И тут же я вспомнила слова Виктора Франкла про ценность отношения, ценность персональной позиции: «Единственное, что вы не можете обобрать у меня – это мое решение – как ответить на то, что вы делаете со мной»

 

Эмоциональное пренебрежение в детстве

В работе, слушая разные личные истории клиентов, я, как и любой другой психотерапевт, часто сталкиваюсь с последствиями эмоционального пренебрежения в детстве.
Когда возникает это эмоциональное пренебрежение?
Слово пренебрежение означает отсутствие подлинного внимания и должной заботы о ком-то, или неуважительное, обесценивающее, высокомерно-презрительное отношение к кому-то.

Иногда родители становятся эмоционально слепыми к ребенку. Да, при этом они могут оставаться слепыми и к самим себе, ко многому другому в их жизни. А иногда нет. И они хорошо понимают свои чувства. Можно сказать, что готовы понимать только свои чувства и ничьи больше.
А ребенок остается так и неувиденным в его тревоге и страхе, обиде и злости, разочаровании и удивлении, грусти и боли… во многом, что есть в нем.
Неувиденным, не признанным, не поддержанным….
И этот опыт родительской слепоты – он переносит на себя. И сам становится слепым по отношению к себе.
Что такое его чувства?
Разве они важны, если никто и никогда не называл их по имени?
Разве они важны, если никто и никогда не признавал их ценность? Не помогал выдерживать и справляться с ними….
И однажды ребенок захлопывает внутри себя эту дверь, ведущую к чувствам, считая это помещение чуланом, где место всякому ненужному старому хламу. (читать дальше…)