Пространство диалога

Летний вечер. За столиком сидят двое. Они разговаривают. Со стороны их беседа выглядит оживленной.

Часто в тесноте кофеин становясь невольной слушательницей и свидетельницей таких разговоров, вдруг ловлю себя на том, что вряд ли происходящее рядом можно назвать диалогом.

Тем диалогом, о котором Мартин Бубер говорил, что даже самая оживленная беседа еще не диалог, для диалога порой не нужны ни звуки, ни даже жесты.

Как часто в разговоре двоих звучат два монолога, едва проникающих в ум и сердце собеседника.

Люди по самым разным причинам: от нежелания, страха до неумения и непонимания ограничивают себя в общении с другим, произнося свой монолог, попадая в паузы. Монолог безопасен, по сути произнесенный из закрытой позиции, он даже не обращен к другому, нет надобности соотносится с тем, как затронули твои слова другого и быть затронутым в ответ.

Он позволяет оставаться на своей позиции, на своей точке зрения, рассуждая о чем-то и сдерживать влияние другого, может быть опасного влияние, которое может поколебать или изменить это мнение, себя самого. (читать дальше…)

 

Без права доступа

Так случилось, что один мальчик Петя был чрезвычайно чувствительным человеком. Казалось, что Петя родился без кожи, так многое в жизни его трогало, задевало, ранило.

Выброшенный котенок, который прибился к помойке – больно.

Увядание цветков – больно.

Шутки многих – тоже больно.

Вот даст тетя Юля конфету, а потом потянет его за ухо и скажет сама с кривой разъехавшейся по обвислым щекам улыбкой: «Кушай конфету, да, смотри, не толстей, а то вон ноги у тебя уже какие толстые, как бутылки. Как ты на них бегать будешь? Задразнят тебя — увальня мальчишки, будешь потом сопли кулаком утирать».

Больно, обидно Пете. Страшно ему.

А бабушка тут же заступиться за Петю: «Это он фигурой в покойного деда пошел. Дурак дураком. Царство ему небесное»

И Пете снова больно, обидно. И не понятно: кто из них дурак. То ли Петя, то ли дедушка Толя, который делал с ним бумажные кораблики. Наверное, оба она дураки в этой жизни.

И от мамы, и от папы слышал Петя похожее, что сильно ранило, а потом это долго болело, не заживало, потому что появлялись новые ранения на старых местах. (читать дальше…)

 

В гостях у самого себя

Четыре года тому назад в моей жизни появился очень важный для меня человек — моя внучка, Полишка. Осваивая и осваиваясь в мире и жизни, Поля мне иногда напоминает про то, что я могла забыть, иногда помогает понять и увидеть то, о чем я не знала, делая мою жизнь стократ интереснее и полнее.

Вот на днях, исполняя бабушкин долг, прихожу за ней вечером в садик. Группа гуляет. Часть детей на батуте.

И тут вижу, что мне Полишку придётся чуточку подождать. Подождать ее возвращения. Пока ее нет. Она пошла в гости к самой себе!

В жизни человека случается разное. Случаются взлеты. Случаются падения. Бывают периоды, когда человек практически безупречен, а бывает, что он совершает одну ошибку за другой. Время, когда ты полон энергии, счастья и радости, которой щедро делишься с людьми, сменяется другим, когда ты опустошен, и кажется, что в тебе ничего не осталось, может быть, даже самого себя.

И в любой период своей жизни, своего дня, каким бы он не был, что бы с тобой не происходило, очень важно выделять время, чтобы сверяться с собой. Приходить в самую сердцевину себя, к своему центру, к своей подлинности. И побыть там. Побыть с собой какое-то время, чтобы вернуть себе себя, чтобы не потеряться, чтобы почувствовать себя лучше. Почувствовать свою ценность и целостность, свою уникальность. (читать дальше…)