Накопление горя в старости

В мае этого года моей родной тете исполнится 88 лет. Она молодец, старается бодриться. Чтобы не повстречаться со стариком Альцгеймером, разгадывает кроссворды, читает стихи. Пытается что-то делать по хозяйству, ну, что получается, конечно. И с грустью замечает, что получается все меньше и меньше. Интересуется жизнью младших поколений.

Она самая младшая и теперь осталась последней живой из своей родительской семьи.
Давно умерли ее родители, потом один за другим стали уходить ее родные братья и сестры, умер муж, погиб один из сыновей. И сеть ее старых друзей, одноклассников, однокурсников, коллег с каждым прожитым месяцем становится все меньше. Один за другим уходят люди, которых она любила, к которым была привязана. Очень часто в старости происходит кумулятивный эффект горя, когда оно накапливается, человеку не хватает времени и сил обработать одно горе, как случается другое, за ним третье….  (читать дальше…)

 

Забота — лучшее проявление любви

Однажды Святитель Николай Сербский сказал: «Ценность человека равна тому количеству людей, которые не могут прожить без вашей заботы». Я думаю, что Святитель забыл упомянуть еще об одном человеке — том, который и проявляет эту заботу, становясь его источником!

Забота – это способность соотноситься и замечать психологические и физические границы, замечать чувства, замечать ресурсы и потребности, как другого человека, но так же и себя самого.

Это особый вид уважительной и нежной близости, особый вид чувствительности, которую человек приобретает и оттачивает: как во внешнем общении с другим, так и во внутреннем диалоге с собой. Два взгляда, когда я научаюсь видеть другого и умею увидеть себя самого.

И не только увидеть, а еще отнестись к увиденному серьезно, с уважительным вниманием, признавая ценность того, что вижу в себе или другом.

Только это мне даст возможность быть береженым и проявить заботу и о себе, и о другом. И это неразрывный последовательный процесс.

В заботе о себе я признаю свою ценность и достоинство своей уникальности, я проявляю уважительную бережность ко всем аспектам моей личности – телесности, душевности и духовности.

В заботе о себе я та, кто приглядывает за собой, например, не выпускает гулять в холодную погоду без шарфа и шапки:) я та, кто себя уставшую вовремя укладывает спать, я та, которая читает или что-то учит, пытается понять….

Забота о себе может быть связана с тем, что в отношении других мне придется быть отказывающей, отстаивающей свое ценное. Забота может быть связана с тем, что иногда чем-то во внешнем мире я поступаюсь.

Заботясь о другом, я ставлю на первое место его ценность и выбираю в настоящий момент его потребности и чувства более значимыми по сравнению со своими.

Что-то происходит в его внутреннем мире или его жизни такое, что видя уязвимую или раненную сторону, я в настоящий момент выбираю его. (читать дальше…)

 

Господи, ни охнуть, ни вдохнуть

Не так давно я разговаривала с одним мужчиной, у него были сложные взаимоотношения с Господом. Не то, чтобы мужчина в него не верил совсем, так было сказать нельзя. Ведь у него к Господу было много сочувствия. Но и веры у него полной не было.

Мужчина руководил очень крупным холдингом, много работал и сильно уставал.

Такую же участь он отвел и Богу, вообразив, что присмотр за сотворенным должен выматывать чрезвычайно и отнимать последние силы. Это когда сил нет от слова «совсем». И держаться тогда можно только на любви.

Потому как выслушивать такое доносящееся до тебя ежесекундно без любви? Без любви никак:

— Господи, спаси, дай ей немного жизни…

— Господи, забери ее к себе, посмотри, как она мучается…

— Господи, пусть он останется со мной…

— Господи, ну, пусть же наконец, он соберет вещи и уйдет от меня, сил никаких нет…

— Господи, накажи его за все, что он сделал…

— Господи, прости его, прости…. и меня тоже прости….

«И каково это быть на таком месте, когда постоянно ходишь под выбором этого «казнить нельзя помиловать»? Совершенно невыносимая ноша, — снова и снова сочувствовал мужчина творцу, — о чем только его не просят, чего только не желают, не жалея никого: ни себя, ни другого..»

Он пока еще не осмеливался посочувствовать себе самому. Ведь на это нужно огромное мужество и принятие. Другому сочувствовать легче.

— А чтобы Вы могли пожелать для Господа? — спросила я его

— Странный вопрос. Наверное, за всеми нашими людскими желаниями, не забывать о себе…

— Важная это вещь в мире – умение не забывать о себе, когда на тебе многое держится, — размышляла я вслух.

— Мне кажется, я начинаю понимать….

«….Снег. И мы беседуем вдвоем,
как нам одолеть большую зиму…
Одолеть ее необходимо,
чтобы вновь весной услышать гром.
Господи, спасибо, что живем!…»