В чем виноваты родители особых детей

Елисей Осин в своей колонке на  www.miloserdie.ru опубликовал свою статью, на мой взгляд, очень полезную не только тем родителям, у которых особые дети:
Помимо симптомов, синдромов, таблеток, норм развития, консультирования и прочего всего, что бывает в работе детского психиатра, я постоянно сталкиваюсь с одной важной и сложной вещью, недооценивать которую почти то же самое, как недооценивать влияние очень тяжело протекавшей беременности на развитие ребенка. Эта вещь, это явление появляется почти на каждой консультации, вылезает в письмах с клиентами, звучит в их рассказах даже тогда, когда рассказывают они совсем о другом.

С этой вещью приходится иметь дело почти всегда, когда ребенок развивается не так, как его сверстники или старшие и младшие братья и сестры, тогда, когда ребенок ведет себя совсем неподобающе, когда он не вписывается туда, куда другие дети его возраста вписываются без труда.
Эта вещь – это вина. Почти на каждой консультации я слышу удивительные и сложные объяснения того, почему ребенок не такой, как другие:
«Дело в том, что я мало с ним играла, просто оставляла в комнате с игрушками и шла на кухню» (про ребенка с аутизмом).
«Он проводит лето у бабушки, и она там его балует. Каждый раз он возвращается хуже, чем уехал и я думаю, что если бы мы его не отпускали туда, то сейчас в школе он бы как-то держался» (про ребенка с тяжелым синдромом дефицита внимания и гиперактивности).
«Она просто избалованная донельзя, все, что она хочет, она тут же получает. Если бы мы с ней построже, то она научилась бы вести себя, не истерила бы, как сейчас» (про импульсивную девочку с повышенной чувствительностью к звукам, прикосновениям и запахам).

«Я каждый раз вспоминаю тот день, когда мы несли ее на прививку. Она уже с утра плакала, как будто знала, что сейчас с ней произойдет, а мы ее отнесли. Я до сих пор не могу себя простить» (про девочку с регрессивной формой аутизма, резвившегося через полтора месяца после очередной прививки).

Конечно, чувство вины бывает не только у родителей детей с проблемами развития, она вообще свойственна родительству, ведь часто кажется, что чего-то по отношению к ребенку не сделал, а может, сделал чего-то лишнее. Все родители – это люди и многие (а может, и все) срывались на детей и делали что-то, о чем потом жалели (шлепали, грубо отчитывали, принижали). Но у родителей детей с проблемами в развитии и поводов для вины больше, да и тех, кто с удовольствием напомнит им об невыполненных обязательствах гораздо больше – от учителей и психологов до тещ со свекрами и мам на детских площадках. Я не буду приводить примеров их высказываний – они не интересные, злые и правды в них немного. (читать дальше…)

Опубликовано под рубрикой: дети и взрослыеКомментариев 0
 

Дети и взрослые

Домодедово, раннее утро, зал вылета, кафе на втором этаже. За соседним столиком брутальный красавчик с мальчиком лет пяти. Мальчик едва слышно что-то шепчет, наклоняясь к тарелке. Папашин рев заставляет меня вздрогнуть:
— Куда в туалет??! Куда в туалет?? Я тебя спрашивал 5 минут назад — ты что сказал?? Ты что мне сказал, я тебя спрашиваю? Ссысь в штаны теперь, давай, в туалет ему!!
Я внимательно смотрю на отца. Он орет так, что брызжет слюна, орет долго и матом, краснеет и сжимает кулаки. Мальчик становится пунцовым и еще ниже наклоняет голову.
Я тихо говорю:
— Дети этого возраста еще не могут предсказать, когда они захотят в туалет.
Отец свирепо смотрит на меня, я на него. Через секунду он бросает мальчику — «Пошли!!» и уводит так и не поднявшего голову сына из кафе.

Тель-Авив, полдень, набережная, толпы народа. Я расслабленно иду, собираясь купить мороженое. Вдруг слышу — крики, у парапета, огораживающего пляж, собирается небольшая толпа. Я заглядываю вниз. На дорожке возле раздевалок стоит жуткий мужской крик, надрывный:
-Отойди от меня! Отойди от меня, я с-сказал!! Я тебе что сказал — ты не понимаешь?? Ты сейчас получишь у меня!! Иди рядом!! Отойди!!

Мужик в трусах и шлепанцах орет, трясясь и подскакивая, на девочку лет пяти. По-русски. Девочка испуганно стоит перед ним, втягивая голову в плечи. Я ничего не понимаю. Люди на набережной тоже. Он двигается вперед, девочка семенит рядом. Крик, совершенно ненормальный, надрывный, агрессивный, продолжается. «Отойди, я сказал! Иди рядом! Ты не слышишь! Ты не понимаешь что ли?? Тебе врезать что ли?!!» Лица девочки не видно, ее голова втянута в плечи. К нему подходит женщина, трогает за плечо. Он отскакивает. «Еще раз крикните — позову полицию», — говорит она. «Пшла нахуй!! — орет мужик. — Это мой ребенок!!» Но крик замолкает и они уходят- он размашисто и нервно, девочка торопливо рядом. Мне дико стыдно за то, что все это происходит по-русски. Толпа разноцветных иностранцев шепчется и переглядывается.
(читать дальше…)

Опубликовано под рубрикой: дети и взрослыеКомментариев 0
 

Про кризисы разного возраста

Каждый раз, натыкаясь на эту запись, я думаю — какая же в человеке находится витальная сила, чтобы открывая такую реальность, оставаться в ней  и пытаться искать новые смыслы:))

Гельмут Холтхаус » Из дневников двухлетнего»

Четверг.

8.10. утра. Облил ковер одеколоном. Прекрасный запах. Мама злится. Одеколон запретили.
8.45. Бросил в кофе зажигалку. Получил по попе.
9.00. Был на кухне. Вылетел пулей. Кухню запретили.
9.15. Был в папином кабинете. Вылетел пулей. Кабинет тоже запретили.
9.30. Вытащил из шкафа ключ. Играл с ним. Мама не знала, где он. Я тоже. Мама ругалась.
10.00. Нашел помаду. Разрисовал обои. Запретили.
10.20. Вытащил из вязания спицу. Согнул. Вторую спицу воткнул в диван. Спицы запретили.
11.00. Заставляли пить молоко. Хотел воды. Здорово орал. Получил по попе.
11.20. Написал в штаны. Получил по попе. Писать в штаны запретили.
11.30. Разломил сигареты. Внутри табак. Не вкусно.
11.45. Преследовал сороконожку. Добрались до стены. Нашел мокрицу. Интересно, но запретили.
12.15. Ел кал. Вкус изысканный. но запретили.
12.30. Выплюнул салат. Несъедобно. Выплевывать запретили.
13.15. Тихий час. Не спал. Вылез и сидел на перине. Замерз. Замерзать запретили.
14.00. Размышлял. Понял, что запретили все. Зачем же мы все живем?»(с)