Набор в терапевтическую группу «Смысл и ценность моих чувств»

photoПриглашаю принять участие в вечерней краткосрочной терапевтической группе

«Смысл и ценность моих чувств», которая будет состоять из 10 встреч, займет 10 понедельников и начнется с 4 декабря 2017 года.

«Когда у меня появляются чувства, это означает, я чем-то затронут, моя жизненная сила благодаря кому-то или чему-то пришла в движение. Меня трогает музыка Чайковского или Моцарта, лицо моего ребенка, его глаза. Между нами что-то происходит, зарождается. Какой была бы моя жизнь, если бы ничего этого не было? Бедной, холодной, деловой. Именно поэтому, если мы влюблены, мы чувствуем себя живыми. Жизнь бурлит, кипит в нас»

 Альфрид Лэнгле

Когда в человеке пробуждаются чувства, то он пробуждается к жизни. Жизнь входит в нас не иначе чем через чувства.

Если мы боимся близости, боимся чувств, значит, пришло время заняться собой, уделить себе внимание с тем, чтобы дать жизни шанс снова нас наполнить тем, что важно именно нам самим.

Группа будет тем местом, где можно будет задать и ответить себе на вопросы: какими чувствами наполнен мой мир? Все ли чувства я могу принять и выдержать? Как я обхожусь со своими чувствами? О чем говорят мне мои чувства? Понимаю ли я свои чувства?

Что будет на наших встречах:

Мы будет бережно и с большим вниманием и уважением рассматривать чувства и переживания каждого участника группы через призму теории экзистенциального анализа и логотерапии.

Каждая встреча будет тематической и посвящена пониманию одного переживания, с которым человек сталкивается в жизни, будь то доверие, ревность, зависть, злость, благодарность, вина, страх, стыд…. и всего того, что это чувство приносит вместе с собой в жизнь любого из нас.

Мы позволим чувству выходить из наших внутренних пространств и входить в общее пространство групповой терапии, чтобы получить новый опыт доверия, принятия, понимания и поддержки.

Будем искать и находить те ценности, которые скрываются за различными переживаниями и эмоциями.  Попытаемся, используя методики экзистенциального анализа, видеть смыслы, которые зовут прожить нас чувства, наметить шаги к этому.

Для кого эта группа:

Группа для тех людей, которые хотят:

  • лучше понимать – как устроен их внутренний мир, из каких переживаний он соткан и какими эмоциями наполнен
  • понимать и различать свои чувства, учиться доверять им и жить с опорой на них
  • распознавать те ценности, о которых говорит ему то или иное в нем чувства
  • видеть и находить смысл каждого своего дня жизни
  • учиться воплощать свои ценности и смыслы в жизнь

(читать дальше…)

 

Психическая травма. Сохранять достоинство в страдании

Психическая травма. Сохранять достоинство в страдании

Полный конспект открытой лекции Альфрида Лэнгле:

(прочитана 17 марта 2015 в ВШЭ Москва)

Тему травмы Альфрид рассмотрел с 4 позиций:
1.Человеческая реальность
2.Феноменология травмы
3.Соотношение травмы и достоинства
4.Зачем смысл для преодоления травмы

1. Человеческая реальность
Слово травма происходит древне-греческого τράυμα «рана, повреждение».
Тут я вспомнила курс лекций по общей хирургии, и то определение травмы, которое нам давали (ой!) уже в прошлом веке, что травма -это морфологические функциональные изменение в организме, наступающие в результате воздействия, по своей силе превосходящего сопротивляемость ткани. Что важно при травме может повреждаться не один орган, а наблюдается множественные повреждения — политравма.
Травма может наступать от маленьких событий и от событий большого масштаба. Но всякий раз, когда случается травма, человек на какое-то пусть и непродолжительное время цепенеет. Мы всегда ранены внезапно. И это то сотрясение нашего бытия, когда многое в нашей жизни и в нас самих вдруг ставится под вопрос.
Примеров травм может быть очень много: часто травмы селовек переживает в отношениях с кем-то, это может быть насмешка партнера, несправедливое отношение начальника или коллег на работе, травля, увольнение, злоупотребление властью. Часто травму человек получает в своем детстве в родительской семье, когда мне предпочитают брата или сестру, и человек чувствует недостаточность любви к себе со стороны близких. В семьях бывает не только эмоциональное, но еще и сексуальное насилие. Случая похищений, взятия в заложники – все это тоже травма. Но, на мой взгляд, самая ужасная форма травматизации – это война, когда страдает сразу огромное количество людей.
Но травма может быть связана не только отношениями, это могут быть события самой судьбы –природные катастрофы – цунами, землятресения. Или когда человеку сообщается тяжелый диагноз – рак, или когда с ним случается несчастный случай. Все это может привести в ужас, шок. (читать дальше…)

 

Обыкновенная порядочность

picture«На девятнадцатом году революции Сталину пришла мысль (назовём это так) устроить в Ленинграде «чистку». Он изобрёл способ, который казался ему тонким: обмен паспортов. И десяткам тысяч людей, главным образом дворянам, стали отказывать в них. А эти дворяне давным-давно превратились в добросовестных советских служащих с дешёвенькими портфелями из свиной кожи. За отказом в паспорте следовала немедленная высылка: либо поближе к тундре, либо — к раскалённым пескам Каракума. Ленинград плакал.

Незадолго до этого Шостакович получил новую квартиру. Она была раза в три больше его прежней на улице Марата. Не стоять же квартире пустой, голой. Шостакович наскрёб немного денег, принёс их Софье Васильевне и сказал: — Пожалуйста, купи, мама, чего-нибудь из мебели. И уехал по делам в Москву, где пробыл недели две. А когда вернулся в новую квартиру, глазам своим не поверил: в комнатах стояли павловские и александровские стулья красного дерева, столики, шкаф, бюро. Почти в достаточном количестве.

— И всё это, мама, ты купила на те гроши, что я тебе оставил? — У нас, видишь ли, страшно подешевела мебель, — ответила Софья Васильевна. — С чего бы? — Дворян высылали. Ну, они в спешке чуть ли не даром отдавали вещи. Вот, скажем, это бюро раньше стоило… И Софья Васильевна стала рассказывать, сколько раньше стоила такая и такая вещь и сколько теперь за неё заплачено.  Дмитрий Дмитриевич посерел. Тонкие губы его сжались. — Боже мой!.. И, торопливо вынув из кармана записную книжку, он взял со стола карандаш. Сколько стоили эти стулья до несчастья, мама?.. А теперь сколько ты заплатила?.. Где ты их купила?.. А это бюро?.. А диван?.. и т. д. Софья Васильевна точно отвечала, не совсем понимая, для чего он её об этом спрашивает. Всё записав своим острым, тонким, шатающимся почерком, Дмитрий Дмитриевич нервно вырвал из книжицы лист и сказал, передавая его матери: — Я сейчас поеду раздобывать деньги. Хоть из-под земли. А завтра, мама, с утра ты развези их по этим адресам. У всех ведь остались в Ленинграде близкие люди. Они и перешлют деньги — туда, тем… Эти стулья раньше стоили полторы тысячи, ты их купила за четыреста, — верни тысячу сто… И за бюро, и за диван… За всё… У людей, мама, несчастье, как же этим пользоваться?.. Правда, мама?.. — Я, разумеется, сделала всё так, как хотел Митя, — сказала мне Софья Васильевна.

Что это?.. Пожалуй, обыкновенная порядочность. Но как же нам не хватает её в жизни! Этой обыкновенной порядочности!»

(Анатолий Мариенгоф)

 
12