Господи, ни охнуть, ни вдохнуть

Не так давно я разговаривала с одним мужчиной, у него были сложные взаимоотношения с Господом. Не то, чтобы мужчина в него не верил совсем, так было сказать нельзя. Ведь у него к Господу было много сочувствия. Но и веры у него полной не было.

Мужчина руководил очень крупным холдингом, много работал и сильно уставал.

Такую же участь он отвел и Богу, вообразив, что присмотр за сотворенным должен выматывать чрезвычайно и отнимать последние силы. Это когда сил нет от слова «совсем». И держаться тогда можно только на любви.

Потому как выслушивать такое доносящееся до тебя ежесекундно без любви? Без любви никак:

— Господи, спаси, дай ей немного жизни…

— Господи, забери ее к себе, посмотри, как она мучается…

— Господи, пусть он останется со мной…

— Господи, ну, пусть же наконец, он соберет вещи и уйдет от меня, сил никаких нет…

— Господи, накажи его за все, что он сделал…

— Господи, прости его, прости…. и меня тоже прости….

«И каково это быть на таком месте, когда постоянно ходишь под выбором этого «казнить нельзя помиловать»? Совершенно невыносимая ноша, — снова и снова сочувствовал мужчина творцу, — о чем только его не просят, чего только не желают, не жалея никого: ни себя, ни другого..»

Он пока еще не осмеливался посочувствовать себе самому. Ведь на это нужно огромное мужество и принятие. Другому сочувствовать легче.

— А чтобы Вы могли пожелать для Господа? — спросила я его

— Странный вопрос. Наверное, за всеми нашими людскими желаниями, не забывать о себе…

— Важная это вещь в мире – умение не забывать о себе, когда на тебе многое держится, — размышляла я вслух.

— Мне кажется, я начинаю понимать….

«….Снег. И мы беседуем вдвоем,
как нам одолеть большую зиму…
Одолеть ее необходимо,
чтобы вновь весной услышать гром.
Господи, спасибо, что живем!…»

 

Обыкновенная порядочность

picture«На девятнадцатом году революции Сталину пришла мысль (назовём это так) устроить в Ленинграде «чистку». Он изобрёл способ, который казался ему тонким: обмен паспортов. И десяткам тысяч людей, главным образом дворянам, стали отказывать в них. А эти дворяне давным-давно превратились в добросовестных советских служащих с дешёвенькими портфелями из свиной кожи. За отказом в паспорте следовала немедленная высылка: либо поближе к тундре, либо — к раскалённым пескам Каракума. Ленинград плакал.

Незадолго до этого Шостакович получил новую квартиру. Она была раза в три больше его прежней на улице Марата. Не стоять же квартире пустой, голой. Шостакович наскрёб немного денег, принёс их Софье Васильевне и сказал: — Пожалуйста, купи, мама, чего-нибудь из мебели. И уехал по делам в Москву, где пробыл недели две. А когда вернулся в новую квартиру, глазам своим не поверил: в комнатах стояли павловские и александровские стулья красного дерева, столики, шкаф, бюро. Почти в достаточном количестве.

— И всё это, мама, ты купила на те гроши, что я тебе оставил? — У нас, видишь ли, страшно подешевела мебель, — ответила Софья Васильевна. — С чего бы? — Дворян высылали. Ну, они в спешке чуть ли не даром отдавали вещи. Вот, скажем, это бюро раньше стоило… И Софья Васильевна стала рассказывать, сколько раньше стоила такая и такая вещь и сколько теперь за неё заплачено.  Дмитрий Дмитриевич посерел. Тонкие губы его сжались. — Боже мой!.. И, торопливо вынув из кармана записную книжку, он взял со стола карандаш. Сколько стоили эти стулья до несчастья, мама?.. А теперь сколько ты заплатила?.. Где ты их купила?.. А это бюро?.. А диван?.. и т. д. Софья Васильевна точно отвечала, не совсем понимая, для чего он её об этом спрашивает. Всё записав своим острым, тонким, шатающимся почерком, Дмитрий Дмитриевич нервно вырвал из книжицы лист и сказал, передавая его матери: — Я сейчас поеду раздобывать деньги. Хоть из-под земли. А завтра, мама, с утра ты развези их по этим адресам. У всех ведь остались в Ленинграде близкие люди. Они и перешлют деньги — туда, тем… Эти стулья раньше стоили полторы тысячи, ты их купила за четыреста, — верни тысячу сто… И за бюро, и за диван… За всё… У людей, мама, несчастье, как же этим пользоваться?.. Правда, мама?.. — Я, разумеется, сделала всё так, как хотел Митя, — сказала мне Софья Васильевна.

Что это?.. Пожалуй, обыкновенная порядочность. Но как же нам не хватает её в жизни! Этой обыкновенной порядочности!»

(Анатолий Мариенгоф)

 

Учебно-практический семинар: «Эмоции как способ понимания мира»

  2 и 3 ноября 2013 года в Москве состоится двухдневный семинар  из цикла «Философия и психотерапия» на тему: 

Эмоции как способ понимания мира

Психология,  хотя и зародилась в рамках античной философии, обрела свою научную самостоятельность лишь благодаря развитию естествознания. А потому в психологии эмоции зачастую интерпретируются как особые физиологические реакции.

Вместе с тем, философы никогда не переставали размышлять о чувствах и настроениях, радости и печали, страхе и вине, по-своему понимая и истолковывая их смысл и значение в жизни человека.

Каковы были представления об эмоциях в античности, в эпоху Возрождения, в Новое время?

Как менялись они с течением времени?

Что может дать обращение к философскому пониманию эмоций для практики психотерапии и психологического консультирования?

В программе семинара:

1)      Генезис представлений об эмоциях в философии и психологии.

2)      Рационалистические и этические представления об эмоциях в классической философии (Декарт, Спиноза, Кант).

3)      Макс Шелер: эмоциональное априори.

4)      Сёрен Киркегор: страх как отношение свободы к вине.

5)      Мартин Хайдеггер: бытие-в-настроении как способ бытия Dasein.

6)      Жан-Поль Сартр: стыд, страх и гордость как способы признания Другого.

7)      Представления об эмоциях в современной социальной философии.

Семинар – учебно-практический. Изложение теоретического материала будет сочетаться с выполнением и обсуждением практических заданий, с использованием личного и профессионального опыта участников семинара.

Ведущая семинара: Ирина Глухова (Минск — Вильнюс), психолог-консультант, магистр философии (МРh), сотрудник Центра исследований по философской антропологии «Топос» при Европейском Гуманитарном Университете (Вильнюс, Литва); преподаватель Института гуманистической и экзистенциальной психологии (HEPI, Бирштонас, Литва); член Восточно-Европейской Ассоциации экзистенциальной терапии; член редколлегии журнала «Existentia».

Финансовые условия: Стоимость семинара 3 500 рублей за два дня.

Так как количество участников ограничено 16-тью то участие — строго по предварительной записи и предоплате  у Поповой Ольги телефон 8-905-799-90-09 или popova_olga@mail.ru

Адрес проведения семинара: Москва, ул. Удальцова, дом 11 (ст.м. Проспект Вернадского)

Начало 2 ноября в 10 часов.

Опубликовано под рубрикой: философские встречиКомментариев 3