Пространство диалога

Летний вечер. За столиком сидят двое. Они разговаривают. Со стороны их беседа выглядит оживленной.

Часто в тесноте кофеин становясь невольной слушательницей и свидетельницей таких разговоров, вдруг ловлю себя на том, что вряд ли происходящее рядом можно назвать диалогом.

Тем диалогом, о котором Мартин Бубер говорил, что даже самая оживленная беседа еще не диалог, для диалога порой не нужны ни звуки, ни даже жесты.

Как часто в разговоре двоих звучат два монолога, едва проникающих в ум и сердце собеседника.

Люди по самым разным причинам: от нежелания, страха до неумения и непонимания ограничивают себя в общении с другим, произнося свой монолог, попадая в паузы. Монолог безопасен, по сути произнесенный из закрытой позиции, он даже не обращен к другому, нет надобности соотносится с тем, как затронули твои слова другого и быть затронутым в ответ.

Он позволяет оставаться на своей позиции, на своей точке зрения, рассуждая о чем-то и сдерживать влияние другого, может быть опасного влияние, которое может поколебать или изменить это мнение, себя самого. (читать дальше…)

 

Моменты не-понимания

— Я тебе сейчас все объясню.
— Не надо, а то я ещё пойму ©

Часто в терапии лиц, страдающих ПРЛ, с ранними травмами еще довербального периода, можно встретиться с таким вот похожим «вимамель», с непониманием. И в этом случае идешь с опорой на доверие, если оно сформировано и заботу о другом, видения его Person.

Моей внучке Полишке больше трех лет. Уже полгода она занимается с логопедом. Да, конечно, ее речь стала лучше. Многие звуки стали ей подвластны. И что-то она может сказать «чисто по-русски» и в эти моменты горда собой.

Но не тогда, когда девочка взволнована, когда сильно захвачена своим желанием или чувством. Ой, тогда ее речь снова «плывет». И понять Полишку становится сложно. Тяжело всем, кроме ее мамы.

Вот вчера, коротая вечер, читали книгу, рассматривали исчезающие виды животных. И вдруг Полишка вспорхнула с дивана, с той легкостью, с которой это умеют делать все маленькие проказники, и сказала, что ей очень нужен «вимамель». На лице ребенка читались радость и озорство. Ее большие глаза, распахнутые миру, с ожиданием и надеждой смотрели на меня, и она явно была настроена на какую-то очень интересную игру, которую предлагала и мне.

Я же никак не могла понять про этот «вимамель». Ни с первого, ни со второго, ни с третьего раза.

У Полины хватило терпения и силы повторить целых три раза мне этот «вимамель». Даже по слогам. ВИ-МА-МЕЛЬ. Ну, вот что тут непонятно? (читать дальше…)

 

Самоликвидация

155974481Жила-была семья. Муж, жена и ребенок.

А муж был молчуном. Вот таким работящим молчуном. Бывают такие закрытые люди, которые почти ни на что в своей жизни не жалуются и говорят о себе тоже мало. А когда их спрашиваешь: Как твоя жизнь? Как дела? Все ли у тебя хорошо? Так часто отвечают, что мол все у них в порядке, и жизнь идет своим чередом, и вроде бы справляются.

А жена считала иначе. Плохо было жене, что муж такой малоразговорчивый. Вот что приносил домой деньги и содержал семью – это хорошо. Что на курорты отпускал хорошо, что ребенка на секции водил, гулял с ним иногда – тоже хорошо. А вот что не говорил с ней о ее чувствах, не обсуждал разные философские, культурные течения – это плохо. И это она считала невниманием к себе. Даже исправлять пыталась – водила его на выставки, в театры, книжки ему подкладывала на прикроватную тумбочку. А он: на выставку сходит – и молчит, в театр сходит – пожмет плечами. А книгу просто отодвигает – уставал очень. Он работал строителем. Много разных сложных зданий и сооружений за свою жизнь успел построить.

А ей хотелось романтики – цветов, слов о любви, приключений. Но в отношении мужа все выходило как-то не так, как ей представлялось. Вот она скажет о цветах – он купит. И на упреки о нелюбви – ответит, что это не так, любит всем сердцем. И ее, и ребенка любит. Но это ей было как-то скучно и обычно. Она даже чувствовала, что это он из под палки так делает и говорит. Вот не по собственному желанию, а что ни на есть из под ее палки. И чувствовала себя при этом, может быть, даже не очень хорошо. Прескверно себя чувствовала. Злилась даже. Но разводиться не собиралась. Да, и что разводиться, когда в семье такой достаток. Когда и на курорт можно съездить, опять же в театр, в музей, в салон какой сходить, и сына в разные секции отдать, репетиторов нанять,  приодеться….ну, много можно. Но скучно. (читать дальше…)