Заменить собой весь мир

Лене* было 5 лет, когда она стала старшей сестрой. Да, ее предупреждали и готовили, что в семье появится малыш. И-таки он появился. Брат Антошка.

Когда мама вернулась с ним из роддома, то Лена сразу поняла, что перестала быть единственной. Внимание, любовную заботу, тепло и ласки мамы, папы, бабушки и дедушки пришлось поделить. И по Лениным честным подсчетам, Антону доставалась много больше, чем половина.

Заменить весь мир собой

Казалось, что мир рухнул. В нем навеки поселилась боль от такого несправедливого отношения. Лена не могла понять – что именно с ней стало не так, почему ее просьбы, желания теперь не столь важны и отодвигаются.

Долго Лена чувствовала себя старой игрушкой, тем мишкой, которому оторвали лапу и которого уронили на пол, а потом, наверное, и вовсе забросили в коробку или в шкаф, когда в доме появилась новая кукла.

Ей говорили, что она старшая и должна понимать, должна делиться, должна помогать, должна любить брата… А она не хотела. Не хотела быть старшей, не хотела любить, не могла, так как чувствовала, боль, обиду и то, что ее ценность снижается, просто тает и исчезает. Лена подозревала, что родители стали любить меньше. Родители стали пахнуть любовью к Антону. И эти мысли были невыносимы, если реальность имеет какие-то границы, то воображение и фантазии девочки были безграничны. (читать дальше…)

 

Из того, что я тебе сказал, я соврал почти все

Текст – это мой перевод замечательного текста Лаки Оттер «Письмо из истинного «Я» нарцисса»

Моя дорогая жертва, из того, что я тебе сказал, я соврал почти все.
И я не жалею об этом. Я не могу сопереживать тебе.
В свое оправдание я скажу, что слишком рано стал нарциссом, поэтому у меня никогда не было возможности развить свою совесть, свою способность чувствовать раскаяние или сочувствие к тому, кому я причиняю боль.
Тем не менее на интеллектуальном уровне я понимаю, что это неправильно. Я просто не чувствую твоей боли. Иногда я хотел бы почувствовать, но не могу.

Из того что я тебе сказал я соврал почти все

Я стал нарциссом, потому что в детстве чувствовал себя слишком уязвимым. Я рос слишком чувствительным. Очень большая часть из того, что я чувствовал – была болью.
Часто меня заставили чувствовать, что я ничто и никто. Мне было больно и обидно, как и тебе сейчас со мной.
Тогда я не мог понять, почему меня не любят, почему и за что ко мне обращаются с презрением, как тому, кто не представляет никакой ценности.
Мне никто и никогда в жизни не показывал и не учил как можно стать хорошим человеком.

В моей жизни было так много боли, что я должен был что-то сделать. Сделать что-то решительное. Я должен был стать сильным и никогда не показывать своей слабости, потому что моя слабость убивала меня.
Я рано понял, что чувствительный человек, который переживает раскаяние и сострадание к другому, может любить других – это слабый человек.
Я знаю, что на самом деле это не так, но условия моей жизни научили меня именно этому.  Я был слишком мал, чтобы понять, что это неправильно.

Однажды в детстве мне пришлось сделать выбор: чтобы выжить, я должен был пожертвовать своей человечностью. Дорогую цену я заплатил. Я не хотел этого делать, но понимал, что должен.
Я больше не мог находиться в таком количестве боли. Мне пришлось продать свою душу.
Чтобы продать душу, я отказался от чувств и закрылся от самого себя и всех остальных.
Это означало, что я больше не мог позволить себе никого любить, чувствовать боль или радость другого, или жалеть, если я сделал что-то неправильно. (читать дальше…)

 

Я сам обманываться рад

«Рыба может влюбиться в птицу, но где они будут жить? Я была птицей, которая умела плавать, а Фелипе — Рыбой, которая умела летать»upl_1512656073_2244  Элизабет Гилберт

Любые отношения требуют умения соотноситься с отличиями в другом, говрить об этом, обучаться жить с этой инаковостью другого так, чтобы не ранить и не раниться ею. Отношения требуют понимания другого, может быть, прощения, примирения после ссор, поиска компромисса и улаживания конфликтов и многое другое.

Люди, которые страдают нарциссическим расстройством личности часто выбирают себе в партнеры тех, кто страдает пограничным личностным расстройством. Верно и обратное.

Что привлекательного они находят друг в друге? Схожесть страдания: способность присутствовать в стабильных, устойчивых и близких отношениях с другим у них находится примерно на одном низком уровне. Собственно, это одна из значительных проблем этих расстройств. Тех же, кто обладает развитым навыком выдерживать близкие отношения люди с ПРЛ и НРЛ скорее сочтут слишком сложными или неинтересными, скучными.

Близость с другим требует от человека умения воспринимать и переживать себя и другого, как целостного, то есть одновременно видеть как положительные, так и негативные черты характера, качества, проявления партнера. Признавать, что в человеке есть и хорошее, и плохое. (читать дальше…)