Раскаяние отца

Как горько бывает спустя годы осознавать, что золотые минуты общения с собственным ребёнком были потрачены на раздражённые замечания и пропахшие нафталином нотации… Этот рассказ стал чрезвычайно популярным во всем мире после того, как его опубликовал в своей книге Дейл Карнеги. Он переведён на множество языков, перепечатан сотнями изданий и процитирован тысячами блогеров. Его должен прочитать каждый родитель, или тот, кто просто планирует им когда-либо стать.

Послушай, сын. Я произношу эти слова в то время, когда ты спишь; твоя маленькая рука подложена под щечку, а вьющиеся белокурые волосы слиплись на влажном лбу. Я один прокрался в твою комнату. Несколько минут назад, когда я сидел в библиотеке и читал газету, на меня нахлынула тяжелая волна раскаяния. Я пришел к твоей кроватке с сознанием своей вины.
Вот о чем я думал, сын: я сорвал на тебе свое плохое настроение. Я выбранил тебя, когда ты одевался, чтобы идти в школу, так как ты только прикоснулся к своему лицу мокрым полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не почистил ботинки. Я сердито накричал на тебя, когда ты бросил что-то из своей одежды на пол.
За завтраком я тоже к тебе придирался. Ты пролил чай. Ты жадно глотал пищу. Ты положил локти на стол. Ты слишком густо намазал хлеб маслом. А затем, когда ты отправился поиграть, а я торопился на поезд, ты обернулся, помахал мне рукой и крикнул: “До свидания, папа!”, я же нахмурил брови и отвечал: “Распрями плечи!”
Затем, в конце дня, все началось снова. Идя по дороге домой, я заметил тебя, когда ты на коленях играл в шарики. На твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед товарищами, заставив идти домой впереди меня. Чулки дорого стоят — и если бы ты должен был покупать их на собственные деньги, то был бы более аккуратным! Вообрази только, сын, что это говорил твой отец! (читать дальше…)
Опубликовано под рубрикой: дети и взрослыеКомментариев 0
 

Эмоциональная инвалидизация

До конца не совсем понятно, является ли воспитание в этом случае  само по себе причиной расстройства или же родители с определенными генам дают предрасположенность ребенку к расстройству. Т.е. тут  проблема аналогична выяснению   кто появился раньше, яйцо или курица. Однако, психолог  Марша  Линехан  описала так называемую «эмоциональную инвалидизацию». Это стиль воспитания, который разными способами искажает значение эмоций ребенка. Это приводит к тому, что в итоге человек вырастает и не знает, как себя выражать и является ли выражение своих эмоций уместным. А так же что значат эмоции, которые выражаются другими и можно ли верить выражаемым эмоциям. Например, такие люди могут испытывать тревогу от улыбки собеседника. Для них это будет угрозой или насмешкой, а не признаком расположения и  хороших намерений.

Эмоциональная инвалидизация вовсе не является исключительно  причиной только Пограничного Расстройства Личности (ПРЛ). Другие расстройства также могут сформироваться на этом фоне. Все опять же зависит от того, на сколько ребенок предрасположен к ПРЛ, были ли другие вредные факторы, такие  как эмоциональное пренебрежение или насилие разного рода со стороны родителей. Но все же «пограничники» часто могут много чего рассказать о том,  что из ниже перечисленного происходило в их семье.

Часто это  поведение – своего рода послания ребенку о том, что он должен чувствовать в тех или иных ситуациях, что показывать, а что скрывать, что является ценным, а что позорным и неприемлемым. И так  что именно в родительском поведении может привести к «эмоциональной инвалидизации» (читать дальше…)

 

Ребенок переживает горе

Важно знать, что взрослые часто детское горе не распознают, потому что оно бывает отсроченным, и вообще кажется, что «он уже успокоился и все забыл», особенно если ребенок еще мал.
Хочу записать недавнюю историю из практики, может быть полезно приемным родителям и не только.

В воскресенье вечером звонок. Женщина:
— Извините, что в выходной, но просто не знаю, что делать. Она не хочет идти завтра в школу и вообще ничего не хочет и, кажется, опять плакала. Я очень боюсь.
Рассказывает: она опекун своей племянницы, 11 лет. Полтора года назад мама девочки очень быстро умерла от рецидива вроде бы вылеченного раньше рака, буквально за пару месяцев. Папы не было, взяла ребенка тетя. Причем тетя не родная, а двоюродная, так что прежде они близко не общались, так, виделись на семейных торжествах. Сначала было тяжко, потом привыкли, все вошло в колею. Девочка учится, занимается гимнастикой. Сначала сильно тосковала по маме, потом вроде развеселилась, подружки, тренировки, летом на море ездили.
— В пятницу прихожу вечером: она какая-то не такая. Говорит, телефон потерялв в школе. И вдруг так стала плакать, всю трясет… Я ее не ругала, ничего, ну, бывает, да и телефон-то уже старенький, скоро Новый год, говорю, купим тебе новый. А она только сильнее рыдает. Кое-как уснула, и вот все выходные ходит сама не своя, пропустила тренировку, сейчас спрашиваю: ты портфель собрала?, а она: я не пойду никуда, не хочу. Уходит к себе в комнату, дверь закрыла и все. Не ела  ничего. Это что, подростковое началось? Это из-за телефона? У меня детей своих не было, я даже не знаю, чего ждать-то? Может, мальчик какой должен был позвонить? Или боится, что мне в тягость, что в траты ввела? Я уж не знаю, что думать. И как быть со школой-то? (читать дальше…)

 
123